?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Российская атомная отрасль обладает передовыми разработками в области строительства атомных станций и производства ядерного топлива. Это позволяет Росатому занимать лидирующие позиции на зарубежных рынках. Однако наши конкуренты ведут с Россией не только классическую законную борьбу на уровне улучшения показателей продукции цена/качество и предложения широкого спектра дополнительных услуг, но и часто используют «грязные» методы для борьбы с российским компаниями атомного сектора. Применение незаконных мер нашими конкурентами реализуется через политическое давления на наших потенциальных или действующих клиентов, путем проведения через государственные структуры западных стран явных и неявных ограничений на продажу российской продукции атомного сектора, а также информационной войной, направленной на дискредитацию Росатома, его партнеров и проектов. И это не полный перечень способов вытеснения российской высокотехнологичной продукции с международных рынков.

Строительство Россией АЭС в Белоруссии также стало полем борьбы с российской Росатомом и его партнером по данному контракту – Беларусью. А случившийся недавно инцидент на стройке БелАЭС поднял градус этой борьбы на новый уровень.

В 2012 г. Россия и Белоруссия подписали генеральный контракт о строительстве АЭС возле города Островец. Контракт предусматривает строительство двух российских реакторов ВВЭР-1200, принадлежащих к «Поколению 3+» с усовершенствованной системой безопасности.

После трагедии случившийся в Японии на АЭС «Фукусима» в марте 2011 г. Международным агентством по атомной энергии были выработаны новые стандарты безопасности для реакторов. Так вот, новый российский реактор с его пассивными системами безопасности признан соответствующим этим нормам и отнесен к реакторному «Поколению 3+». Зарубежные конкуренты Росатома американо-японский консорциум Westinghouse и французская Areva тоже строят реакторы «Поколения 3+», но достроить и запустить новую модель пока успела только Россия. Напомню, что энергетический пуск первого блока Нововоронежской АЭС-2 с реактором ВВЭР-1200 был осуществлен 5 августа 2016 года.

Еще до подписания контракта на строительство АЭС между Белоруссией и Россией, белорусская оппозиция начала агитацию против строительства станции. Президент Белоруссии Александр Лукашенко прокомментировал это так: «Эти 90 миллионов евро, которые ЕС выделяют оппозиции, - это одно из направлений, чтобы они кричали гвалтом (против строительства АЭС)». Кроме того, активную информационную войну против АЭС начала Литва.

Обычно в Европейских странах борьба со строительством российских реакторов приводит к тому, что контракты на строительство станций достаются нашим западным конкурентам (Westinghouse, Areva) либо не заключаются вовсе. Но у Литвы, помимо поддержки «своих» западных компаний есть и другая причина бороться с АЭС в Белоруссии.

В 2004 и 2009 годах в Литве была остановлена «Ингалинская» АЭС. Поскольку два реактора этой станции были одинаковой конструкции с чернобыльскими, то при вступлении в ЕС, оба блока велели остановить ранее окончания срока их службы, что и было сделано. С этих пор Литва, не имеющая ни месторождений нефти, угля и газа, ни возможности дальнейшего наращивания гидроэлектроэнергетики, использует в основном ТЭС топливо для которых импортирует. До остановки реакторов, которые имели уникальную по тем временам электрическую мощность по 1 300 МВт, АЭС Литвы покрывала энергетические потребности страны, и еще оставалось возможность для экспорта. Сегодня, чтобы бороться с энергозависимостью и снова стать энергетическим центром региона, Литва планирует строить новую крупную АЭС общей электрической мощностью 3 400 МВт, в чем ее поддерживают другие страны Балтии. Планировалось, что строить ее будет Westinghouse, а модель будет аналогичной пострадавшей в Японии АЭС «Фукусима». Но такие планы были еще до катастрофы в Японии в 2011 г., теперь же население против такой станции. Но Литва планов своих не оставляет и желание построить новую АЭС мотивируют страну бороться со строительством российской АЭС в Белоруссии.

Теперь коротко хочу рассказать, как ведется эта борьба.

Литва обвиняет Белоруссию, в том, что «Островецкая» АЭС будет построена слишком близко к границе с Литвой – в 30 км, и поэтому очень опасна для страны. То есть Литва обвиняет Белоруссию, именно в том, что признанный на сегодня самым безопасным в мире тип реакторов для них опасен.

Как на это реагирует Белоруссия? В соответствии с подписанной Белоруссией Конвенцией Эспо, страна должна предоставлять информацию по проекту сопредельным государствам, еще до начала фазы строительства. И Белоруссия всеми силами старается выполнить требования Конвенции. Однако Литва, в отличие от остальных соседей Белоруссии, саботирует этот процесс.

Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (сокр. Конвенция Эспо) — международное соглашение, инициированное Европейской экономической комиссией ООН, подписанное в Эспоо (Финляндия) в 1991 году и вступившее в силу в 1997 году. Согласно конвенции, процедура оценки воздействия на окружающую среду (включающая публичные обсуждения) потенциально опасных проектов должна проводиться не только внутри государства, но и в сопредельных странах, которые могут быть затронуты воздействием этих объектов.

В 2012 году Минприроды Беларуси сделало заявление, что литовская сторона уклоняется от стандартной процедуры обсуждения проекта АЭС и прибегает к откровенному искажению действительности и фактически дезинформирует международную общественность. МИД Литвы в свою очередь обвиняет Белоруссию в том, что она не предоставляет исчерпывающие ответы на вопросы по АЭС. При этом Белоруссия утверждает, что все ответы дала и официальными документами их подкрепила.

Конечно каждая из сторон может приводить информацию только в свое оправдание, но понятно, что, если Литве необходимо получение дополнительной информации о станции, она должна принимать активное участие в проводимых слушаниях и задавать волнующие ее вопросы белорусской стороне. Однако все происходит с точностью до наоборот, Литва от таких слушаний всячески уклоняется. Михаил Пигулевский, консультант отдела международного сотрудничества, подготовки кадров и информационного обеспечения Департамента по ядерной энергетике Минэнерго Республики Беларусь в своем интервью 25 марта 2012 г. сообщил, что «Литва не идёт на конструктивный диалог», кроме того «отрицает всю эту работу, ссылаясь на то, что она не получила какие-то документы, которые были нами переданы совершенно официально». Пигулевский подчеркнул, что «конвенция Эспо подразумевает консультации между сторонами. И в этой связи очень важно обоюдное желание сторон идти на эти консультации. Когда одна из сторон даже не выдает визы представителям Белоруссии, то о каких конструктивных консультациях тут может идти речь?»

При этом Литва имеет свой проект строительства АЭС, который предполагается реализовывать гораздо ближе к границе (всего 2-3 км), чем располагается «Островецкая» АЭС, и также обязана в рамках Конвенции Эспо предоставлять Белоруссии свои проектные документы. Однако литовская сторона этого не делает. Напомню, что Белоруссия начала передавать документы Литве о своем проекте уже в 2009 году.

В результате жалоб Литвы в апреле 2013 года Комитет Конвенции Эспо признал обоснованным ее беспокойство по поводу недостатка предоставленной информации о строительства белорусской АЭС. Заместитель начальника управления государственной экологической экспертизы Минприроды Белоруссии Людмила Ивашечкина пояснила, что, Минприроды, в целях достижения консенсуса и выполнения рекомендаций Комитета Комиссии регулярно направляло письма министерству окружающей среды Литвы. В этих посланиях содержались ответы на вопросы литовского министерства. Кроме того, Минприроды неоднократно в письменной форме предлагало провести совместную консультацию белорусских и литовских специалистов по отчету об оценке воздействия на окружающую среду АЭС. Однако такие предложения приняты не были. Кроме того, Белоруссия не может дождаться от Литвы публикаций направленных отчетов по АЭС, высланных для передачи общественности. В белорусском министерстве отметили, что, несмотря на просьбы, «официальный Вильнюс так и не предоставил переданную нами информацию литовской общественности». В результате Белоруссия решила выполнить эту обязанность самостоятельно и организовала общественные слушания для литовской стороны 17 августа 2013 г. в г. Островце. В конце июля 2013 МИД Белоруссии сообщил, что белорусская сторона пять раз направляла литовской стороне предложения о проведении общественных консультаций, но остались без ответа. В итоге на слушания в Белоруссии из Литвы приехало более 100 человек, больше чем на аналогичные слушания в Литве, но из официальных ведомственных представителей Литвы не было никого.

Желающие получить ответы на многочисленные вопросы по «Островецкой» АЭС литовские власти слушания в Белоруссии демонстративно проигнорировали. Так же поступили движение зелёных Литвы, «Атгайя», центр молодежи Литвы, ассоциация зеленых Zali.lt, партия «Литовский союз крестьян и зелёных».

Нужно отметить, что Конвенция Эспо и Орхусская конвенция не обязывают Белоруссию проводить публичные слушания, а требуют лишь предоставлять информацию заинтересованным лицам, но Беларусь пошла на проведение нескольких слушаний. Первое такое мероприятие состоялось в Островце 9 октября 2009 года. Вторые слушания проводились вечером 2 марта 2010 года в Литве и практически были сорваны литовской стороной, обвинявшей Белоруссию, что та привезла с собой непрофессионального переводчика, хотя обязанность по переводу была скорее за литовской стороной, организовывавшей слушания. При этом ни протокол слушаний, ни отчет по АЭС который передала Белоруссия на английском и литовском языках Литва не опубликовала.

Орхусская конвенция — конвенция Европейской Экономической Комиссии ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды». Конвенция была подписана 38 странами в г. Орхусе в Дании 25 июня 1998 г. на 4 -й Конференции министров окружающей среды европейских стран в рамках Процесса «Окружающая среда для Европы».

Информационная война Литвы с белорусской атомной станцией развивалась в вялотекущем режиме. Литовская сторона (Литовское национальное радио, Департамент государственной безопасности Литвы) несколько раз сообщала об опасности АЭС, об инцидентах, якобы происходивших на стройке. Министерство энергетики республики Беларусь в свою очередь приводило разъяснения случившихся инцидентов, развенчивая страшные истории. Пока наконец не случился инцидент, за который Литва смогла по-настоящему уцепиться.

Ряд интернет-источников опубликовали сообщение о том, что 10 июля 2016 года на площадке строительства Белорусской атомной электростанции имел место «факт обрушения реактора при его установке в реакторном отделении».

От российской стороны прокомментировал инцидент заместитель гендиректора Росатома Александр Локшин, который курирует данный проект. Он привел следующие разъяснения: «в ночь с 9 на 10 июля одна из субподрядных организаций выполняла операции по перемещению корпуса реактора. При строповке субподрядчиком были допущены отклонения от инструкции, из-за которых произошел перекос груза при его подъёме. На высоте около четырёх метров возникла неисправность подъемного крана, вследствие чего корпус оставался в подвешенном состоянии более получаса». Локшин пояснил, что «показания приборов и расчёты убедительно доказывают, что максимальная нагрузка на корпус была многократно меньше допустимой и в полтора раза ниже даже той, которую он выдерживает непрерывно в режиме нормальной эксплуатации в течение шестидесяти лет». Таким образом, «в данном случае никакого события, повлекшего какой-либо ущерб, не произошло» - подчеркнул заместитель гендиректора Росатом. «Даже в момент касания земли основной вес изделия - более двух третей - удерживался краном. Поэтому использовать такие слова как «удар о землю» или «падение» неверно, это вводит людей в заблуждение, так как искажает суть произошедшего, ведь скорость движения корпуса не превышала скорости пешехода», - уточнил представитель российской Госкорпорации.

Литва не удовлетворилась официальными объяснениями Росатома. Литовский президент Даля Грибаускайте сообщила, что «нашей основной целью является поставить в известность международную общественность о том, что происходит, чтобы была информация о последних авариях и инцидентах, поскольку проект, реализуемый в тайне, представляет опасность не только для нас, но и для всего региона». В свою очередь организации Белорусской антиядерной кампании распространили открытое письмо, в котором потребовали отказа от использования реактора первого энергоблока БелАЭС и немедленной остановки ее строительства. Обращение адресовано, среди прочих, руководству Беларуси, Литвы, Евросоюза, исполнителям и контролирующим строительство БелАЭС органам, а также органам конвенции Европейской экономической комиссии ООН Эспоо и МАГАТЭ.

Авторы текста предполагают, что нарушения технологии были серьезными, иначе нельзя было бы говорить о каких-либо перекосах и соскальзывании при «строповке». Такая «экспертиза» проведена авторами без опоры на реальные факты, которые данным экспертам не предоставлялись. Понятно, что привлекаемые госкорпорацией специалисты, работающие в отрасли, более компетентно могут оценить возможные дефекты корпуса реактора, чем пусть даже доктора наук, которые не имеют точных данных и объекта для исследования. Я не придерживаюсь мнения о безгрешности Росатома, на стройках которого происходили и будут происходить различные инциденты, т.к. это большие долгие стройки, а такие стройки не обходятся без проблем нигде в мире.

Для предотвращения роста возмущений представители российской госкорпорации пояснили, что по требованию Белоруссии готовы заменить реактор: «Мы уже заявляли, что отнесёмся к такому решению с уважением, понимая, по какой причине оно может быть принято, потому что общественная приемлемость атомной энергетики - не менее важный приоритет, чем ее безопасность». Вопросы замены корпуса обсуждаются сейчас с белорусской стороной.

Помимо крайне негативного освещения всех событий на стройке новой АЭС, Литва параллельно пытается обеспечить ввод запрета на инвестиции европейских компаний в проекты Республики Беларусь, объясняя это возможностью поддержки такими компаниями белорусской АЭС. То есть Литва с одной стороны проголосовала за отмену европейских санкций в отношении Белоруссии, а другой стороны проталкивает решение по введению новых завуалированных санкций.

Также руководство Литвы призывает Еросоюз отказаться от использования электроэнергии еще не построенной белорусской АЭС. Еще в январе 2016 года министр энергетики Латвии Рокас Масюлис направил своим коллегам из Латвии, Эстонии, Финляндии и Польши письмо в котором также сообщил, что «строящиеся атомные станции в Калининградской области и Белоруссии представляют угрозу для окружающей среды и создают нечестную конкуренцию на рынке электроэнергии».

А 28 августа информагентство ТАСС сообщило, что Вильнюс намерен предъявить Минску иск по поводу строительства в Белоруссии атомной электростанции. По словам министра энергетики балтийской республики Рокаса Масюлиса суть возможного иска «чисто коммерческая». «Это дело о демпинге, о том, что строительство станции ведётся в условиях нечестной экономии затрат», - сказал глава ведомства. Масюлис ссылается на то, что белорусские власти называли проект «Островецкой» АЭС самым дешевым в мире. «Это означает, что имеет место нечестная экономия затрат за счёт безопасности», - предположил литовский министр.

Таким образом, что мы имеем? Литва желая обеспечить более выгодные условий для строительства АЭС на собственной территории, во-первых, пытается остановить строительство «Островецкой» АЭС. А именно ведет информационную войну и пытается оказывать давление на Белоруссию привлекая к поддержке международные организации (Комиссию Конвенции Эспо, МАГАТЭ). Во-вторых, Литва уже сейчас лоббирует запрещение продаж электроэнергии с БелАЭС в Евросоюз.

Предпринимаемые Литвой атаки на Белорусскую АЭС пока кажутся несущественными, а проблемы разрешаемыми. Однако без последствий такие противодействия не остаются. Так эффект от раскрутки случая с неправильным перемещением корпуса реактора в итоге привел к тому, что даже в случае подтверждения в ходе всех проверок отсутствия повреждений корпуса и Россия, и Белоруссия понесут расходы на его замену. И сделано это будет для того чтобы исключить раскрученные среди населения страхи по поводу первой в стране АЭС и вероятные в этой связи протесты и недовольства Государством.

К чему еще может привести борьба Литвы с «Островецкой» АЭС сегодня сказать сложно. Ведь при желании ЕС может принимать любые нелогичные решения, вводить запреты и санкции опираясь на неподкрепленные фактами слухи или мнение любого члена Евросоюза. А это значит, что пока стройка продолжается, нам следует ждать от литовской стороны новых обвинений.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
ferrata_police
Sep. 11th, 2016 03:57 pm (UTC)
дело о демпинге
Литовской промышленности, если таковая появится, было бы выгоднее закупать энергию у белорусской АЭС, чем у вестингаузской. Но, судя по газовым скандалам, о себестоимости и прибыли литовское правительство не задумывается.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

mirnuyatom_olga
mirnuyatom_olga

Latest Month

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow