mirnuyatom_olga (mirnuyatom_olga) wrote,
mirnuyatom_olga
mirnuyatom_olga

Category:

Что мешает строить реакторы в Индии?

25-28 января 2015 г. состоялся визит Обамы в Индию. Всю неделю до его приезда пресса очень живо обсуждала, разрешат ли стороны, имеющиеся в ядерной сфере противоречия.

Обама_Моди

Дело в том, что индийское законодательство в атомной энергетической сфере отличается от международных стандартов. В частности, ущерб от инцидентов в атомной энергетике не возлагается только на оператора, и поставщикам (в данном случае компаниям, строящим реактор) могут быть выставлены регрессные иски. Эти отличия служат одной из основных причин, сдерживающих строительство в Индии энергоблоков с американскими реакторами. Строить АЭС в этой стране хотят американские компании "Westinghouse" и альянс GE/Hitachi.

Прошедшая встреча Обамы и премьер-министра Индии Моди была освещена в рамках ее ядерного аспекта несколькими солидными иностранными изданиями New York Times (Jan 26, 2015) , Reuters (Jan 25, 2015), Economic Times (Jan 27, 2015), New York Times (Jan 27, 2015). Согласно этим статьям стороны устранили разногласия в этом вопросе.

Вопрос о страховании ядерного ущерба при строительстве ядерных реакторов в Индии очень важен и для России, ведь согласно подписанной в конце 2014 г. дорожной карте по продолжению сооружения российскими специалистами энергоблоков в Индии «заложено не менее 12 блоков, которые должны быть введены в эксплуатацию в течение 20 лет». Потому разберемся в этом вопросе подробнее.

Есть разногласия с Индией как России, так и других стран о том, кто должен нести ответственность за возможный ядерный ущерб новой АЭС – поставщик технологии или оператор объекта. Согласно принятому в 2010 году в Индии закону, оператор объекта имеет право в случае ядерного ущерба предъявлять претензии к поставщику оборудования и требовать с него покрытия всех расходов на ликвидацию последствий.

«Во всем мире достаточно унифицированы основные принципы ядерного права. Ответственность оператора ядерной установки как во Франции, так и в Америке является исключительной, то есть исключительно оператор будет отвечать за причинение ядерного ущерба. Это означает, что если даже один из поставщиков оборудования, например, котла, продал некачественную продукцию, в результате дефекта которой произошла авария, приведшая к выходу радиации за территорию объекта и, как следствие, к ущербу третьим лицам, то поставщик, конечно, будет отвечать за брак, но только в объеме стоимости котла, и никогда не будет отвечать за причиненный третьим лицам ядерный ущерб».

России, которая недавно завершила строительство первого энергоблока АЭС «Куданкулам», удалось вывести блоки № 1 – 2 из-под действия этого закона, ссылаясь на то, что межправительственное соглашение по этому проекту было подписано раньше – в 1998 году. Однако договоренности о строительстве блоков № 3 – 4 были достигнуты после принятия закона и на них лежит риск несения ответственности за ядерный ущерб. «Ядерные риски могут быть очень велики и ни один поставщик не будет способен их компенсировать…», – говорит гендиректор ОАО «Атомный страховой брокер» Марина Амелина.


По факту встречи Обамы и Моди информационные агентства сообщают, что вопрос решился следующим образом: в Индии будет создан страховой пул, в который войдут индийская страховая компания General Insurance Co и еще четыре страховые компании, которые внесут в страховой фонд для возмещения обязательств в случае ядерной аварии сумму 7,5 млрд рупий. Оставшиеся 7,5 млрд рупий из общей суммы 15 млрд. рупий, будут предоставлены правительством Индии. По курсу на 31.01.2015 размер фонда составляет порядка $242 млн.

Получается, что компания-реакторостроитель должна будет купить у индийской страховой компании страховку (например, в России страхование ответственности эксплуатантов опасных объектов составляет 0,05 – 5,05 % от страховой суммы). А в случае наступления аварии, расходы по ее ликвидации покроет страховая компания.

Российские эксперты рынка страхования скептически относятся к перспективам заключения таких соглашений и неохотно комментируют финансовый аспект дела. Во-первых, они настаивают на том, что если уж кто и должен покупать страховку, то оператор объекта, а не поставщик технологии. «Для операторов есть обязательства наличия финансовых гарантий или страхования. Кроме того, есть финансовая ответственность государства, на территории которого построены атомные объекты, есть межгосударственные финансовые фонды. Это общемировая практика, закрепленная во всех международных конвенциях и действующая до настоящего момента», – говорит Марина Амелина.

Объем создаваемого фонда несопоставим, например, с затратами на ликвидацию последствий аварий, произошедшей в Японии в марте 2011 г., на АЭС Фукусима. Японские специалисты рассчитали, что демонтаж четырёх энергетических блоков аварийной атомной станции составит 1,151 триллиона иен, что в пересчёте на американские доллары - $14,9 миллиарда. Остальные меры по ликвидации последствий катастрофы, включая дезактивацию заражённой почвы и всевозможные компенсации, обойдутся ещё в четыре триллиона иен, что составляет порядка $52 млрд.

Таким образом, можно подытожить, что подвижка в решении вопроса о страховании ядерного риска в Индии все-таки произошла: определилась предельная страховая сумма и эта сумма оказалась значительно меньше, чем возможный объем затрат на ликвидацию ядерного инцидента. Таким образом, страхи поставщиков о потенциально неограниченной ответственности разъяснены в соответствии с правилами реализации CLNDA (акт об индийской гражданской ответственности за ядерный ущерб) - это будет максимум 1,5 млрд. рупий (Раздел 24 правил осуществления CLNDA), и определился механизм, за счет которого фонд будет сформирован.

Индийская атомная госкорпорация NPCIL будет страховать от имени поставщиков их риски, а в дальнейшем эти риски будут включены в стоимость электроэнергии, вырабатываемой на построенных АЭС, а это неизбежно приведет к удорожанию проекта.

Как прокомментировал посол США в Дели, Ричарда Верма: "Теперь дело за компаниями, но на правительственном уровне мы достигли согласия".

Мне видится, что для «снятия всех противоречий» необходимо еще определить ставку страхования для поставщиков, поскольку от нее и будут зависеть дополнительные расходы на строительство реакторов. Как только все эти вопросы окончательно разрешаться, мы в самом скором времени увидим активность "Westinghouse" и GE/Hitachi на Индийском рынке. И хотя, самые низкие цены на строительство АЭС предлагает российская сторона, информационные издания утверждают, что планы по строительству блоков в Индии столько масштабны, что одна компания с их реализацией не справиться.

Tags: ge, westinghouse, АЭС, АЭС "Фукусима", Атомная энергетика, Индия, Моди, Росатом, Россия, США, визит Обамы, ответственность за ядерный инцидент
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments